Главная » 2010 » Декабрь » 3 » Мои впечталения от Кущевки. Нигде не ставят, суки...
14:36
Мои впечталения от Кущевки. Нигде не ставят, суки...



УРОД В СЕМЬЕ
Самое интересное - за все это время следствие по делу Цапко далеко не продвинулось. Главные подозреваемые уже начали «путаться» в показаниях, а пойманный Цапок на допросах ведет себя крайне дерзко и заносчиво. Если так дело пойдет и дальше, он сам сыскарям угрожать начнет. Правда, все карты в игре ему может спутать недавнее задержание еще двух подозреваемых – Быкова и Карпенко, но, по информации «МК», те тоже оказались ребятам упертыми и вопреки ожиданиям следователей ушли в глухой отказ…
А пока идет следствие, журналисты всех изданий и электронных СМИ по-прежнему обвиняют местных казаков в трусости. Именно этим они объясняют нежелание станичников идти с ними на контакт. Но, как показывает эта статья, дело не в трусости. Цапок, между прочим, сам потомственный казак. Об этом и его фамилия говорит (у многих кубанских казаков фамилии говорящие – И М). Такую необычную фамилию получали либо казаки-пластуны, которые могли легко «сцапать» часового на посту или зазевавшегося врага в рукопашной схватке, либо казаки, промышлявшие угоном чужих табунов. И родословная у Цапка - весьма колоритная. Одни его предки воевали в Добровольческой армии против большевиков, другие – против немцев во Второй мировой. И всевозможных наград – медалей и орденов - в этой семье хватает. Как и у многих других местных казаков, принимавших участие во Второй мировой в составе сводной Кубанского кавалерийского корпуса. Кстати, по иронии судьбы боевое крещение корпус принял именно под Кущевской. Тогда местные казаки много раз сходились с немцами в рукопашной. «Мы буквально галлюцинировали казаками» - писал в одном из своих писем домой немецкий офицер (письмо было найдено на теле у убитого). А командир корпуса, Георгиевский кавалер Константин Недорубов, за жестокие бои под Кущевкой был представлен еще и к званию Героя. И стал единственным в истории России Георгиевским кавалером и Героем Советского Союза. В местном музее ему посвящена целая экспозиция.
…Вот только Цапок вываливается из общего ряда. «Кривая и больная ветка нашего генеалогического дерева», как называют его сами станичники. Ну что ж, и в семьях героев иногда рождаются отъявленные подонки...

«СПАРТАНСКАЯ» ТАКТИКА
Вся столичная пресса искренне недоумевает, почему родители изнасилованных станичных девчонок не мстили своим обидчикам. И это, мол, казаки?! Мстили. Но практически все мстители (как из числа бывших разгромленных властью «ментовских», так и из числа народных мстителей), либо отправились в лучший из миров - вслед за убитыми цапками, либо (более легкий вариант) были упрятаны за решетку. Потому что сам Цапок тоже мстить умел и любил. И у него (в отличие от рядовых станичников) связи тянулись к серому зданию краевой прокуратуры. И если рядового станичного мстителя, поднявшего руку на отморозков цапковской бригады, следователи местного РУВД доставали из-под земли, то убийства, совершенные цапковскими, с удивительным постоянством трансформировались в «висяки». Поэтому неудивительно, что после разборок с «ментовскими» и другими народными мстителями у всех остальных потенциальных станичных «кровников» руки просто опустились. Отомстишь за дочь – будешь либо убит, либо посажен.
Выражаясь фигурально, «цапковские» в станице оказались в роли горстки спартанцев, которая сумела противостоять грозной персидской армии. У спартанцев, как известно, был идеальная боевая позиция - бутылочное горлышко узкого горного ущелья, в котором они коллективно убивали персов по одному. А другого пути в Спарту у персов просто не было – справа и слева возвышались неприступные громады гор и скалистые исполины. Примерно так же устроились в станице и Цапки. За спиной – местные «силовые исполины»: прокуратура и силовики края. В руках - целый арсенал разнообразного оружия (от ножей с автоматами до уголовных дел против неугодных). Впереди - разрозненная и не шибко организованная армия местных казаков. Вот и убивали «неприкасаемые» по одному всех буйных и несогласных, пока у всех остальных руки не опустились. В итоге станицу окутала липкая паутина страха и безнадежности……

«МЫ ИХ ТЕПЕРЬ ВВЕРХ КОПЫТАМИ ОПРОКИНЕМ…»
Сейчас над станицей повис запах не только терпкий запах остывшей крови, но и крови горячей - грядущей, будущей. После массового убийства и столичного милицейского десанта некий психологический Рубикон перейден, и казаки под чутким руководством снова поднявших голову «ментовских» готовят цапкам «конкретную ответку». «Мы теперя всех этих сволот вверх копытами опрокинем – дай только срок...», - говорили мне не таясь местные станичники, и в свинцовых их глазах при этом плескался совсем не теплый огонек. Готовятся к предстоящей акции мести и местные крымские татары. Под «сволотами» подразумевается довольно широкий пласт людей – от ближайших родственников убийц до милиционеров, которые крышевали бандитов, и чиновников, которые были прикручены и повязаны «цапками». Даже поверхностные косвенные наблюдения говорят о том, что все это - не пустые слова. В станице после убийства уже отметились казаки из соседних станиц, воевавшие в свое время в Чечне в составе знаменитого ермоловского батальона, а также участники абхазской и осетинской войн. Упорно поговаривают в станице и о какой-то ставропольской «волчьей сотне» - роте казаков-головорезов, созданной специально для того, чтобы разрешать подобные конфликты. Кстати, в самом Ставрополе говорят, что именно «волчья сотня» пресекла бесконечную «ночную лезгинку» чечен. Чечены долго терроризировали местное население полуночными вакханалиями, пока группа неизвестных в масках, подъезжая на машинах к месту очередного «ночного фестиваля», не стала расстреливать танцующих из травматического оружия – И. М). Появились в станице какие-то подозрительные «гололобые» - то ли турки, то ли татары, с добрыми лицами профессиональных палачей, которых здесь отродясь не водилось. Правда, через неделю после милицейского десанта все эти вояжеры дематериализовались в пространстве, но кто даст гарантии, что в любое время таинственные визитеры не появятся вновь? К тому же «черную метку» таинственной «волчьей сотни» - отрубленный волчий хвост - уже подбросили неизвестные в подворье дома родственников одного из малолетних убийц.
«Сейчас все эти хлопцы, ясное дело, «гасятся», но как только москали отчалят, в станице такая вендетта начнется - кровь, как воду, ведрами черпать начнем…» - угрюмо говорят по куреням местные казаки. Татары все больше молчат, но, учитывая, что их желания и устремления станичников полностью совпадают (редчайший случай!), можно предположить, что все это - не пустые слова.
Сдается мне, отчасти этими планами будущей вендетты, а никак не страхом перед бандитами, как пишет пресса, и объясняется полное нежелание местных жителей идти на контакт со следствием и сливать нужную информацию. Станичная вендетта продолжается?..

Игорь Моисеев
Категория: Как надо. | Просмотров: 186 | Добавил: Михаил
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]